ПРОИЗВЕДЕНИЯ ИВАНА БЕЛОВА

Псы войны
  • 1. Пролог
  • 2. Псы Войны - моя история. Начало.
  • 3. Операция “Ветер”
  • 4. Пришельцы
    Разное
  • Осень в Нижневартовске
  • Голубые береты. Границы Родины
  • Эмигрантка
  • Храмовники. Начало
  • Раб
  • Внутренняя служба. Хлебозавод №3
  • Солдаты и Новый Год: Бешеный снеговик
  • СОЛДАТЫ
  • Треугольник
  • Низкий Лес. Три ла Вольфесс, волчья принцесса
  • Закордонье
  • Облака
  • Оружие, люди и звери
  • Для Кайлин
    Дом Льговских
  • Кахатэни
  • Служба
  • Сталкер Пешка
    Детям
  • Приключения Мяуса. Компьютер
  • Как Лиса и Пес ходили по грибы
  • Как Лиса и Пес познакомились и стали пить чай
  • Орден Зеленого Леса - Меч Ангела
    Жизнь как она есть
  • Ночное поле
  • Огнеборец
  • Афганская волчица
    Жизненные мелочи
  • Шакира из племени Ветра
  • Милицейское утро близ бензоколонки
  • Бой в лесу

    ПРОЧЕЕ

    Каким мы его помним
  • Xin.Ru
  • FurNation.Ru
  • i-школа
    Неосуществленное
  • Интерактивный литпроект Fightdogs.Ru
  • Ролевая игра Stalkers
    Анимация
  • Выселки
  • Марс атакует
  • Телефон
  • Прорыв
  • О пользе пива
  • Заготовки для сайта "Псов войны". Часть первая
  • Заготовки для сайта "Псов войны". Часть вторая
  • Заготовки для сайта "Псов войны". Часть третья

    ССЫЛКИ

  • Ваня Белов на сайте i-школы
  • Ваня Белов на Прозе.Ру
  • Информационные партнёры сайта
  • :

    Эмигрантка

    Кофеварка сломалась. Энни активно долбила ее лапой по панели управления, стучала
    ей об раковину, даже открыла отверткой заднюю крышку и поковырялась с
    предохранителями, но все было тщетно. Машинка для писателей не работала.
    -Придется вспоминать процесс варки кофе вручную, — тихо пробурчала себе под нос
    молодая волчица, открывая ящик кухонного стола и доставая из него чайную ложку. —
    Так, где у нас растворимый кофе?
    Она отыскала в буфете банку свежего кофе, с наслаждением понюхала терпкий аромат
    и насыпала ровно одну ложечку в кобальтовую чашку, потом досыпала сахаром,
    долила кипятком и налила свежих сливок.
    Кофе был готов, и Энни, с удовольствием сделав глоток, включила радиоприемник.
    -По сообщениям разведки Вооруженных Сил США, активность фантомов и алиенов в
    районе линий обороны увеличилась. Жителям близлежащих районов просьба быть
    начеку и сообщать о любых подозрительных явлениях в полицию. А теперь мы
    передадим хит сезона — "The rocks and guns".
    Энни вздохнула.
    -Ну почему тебя нет рядом, папа?, — с грустью спросила она пожелтевшую фотографию
    на стене. В рамке под стеклом стоял красивый усатый полковник в фуражке. Вся грудь
    полковника МакУильямс была усеяна боевыми орденами.
    -Папа, ты мне нужен.
    Отец, погибший на Войне, когда Энни было всего тринадцать, молчал.
    Волчица перевела взгляд грустных оранжевых глаз на потрепанное ружье «кольт» —
    единственное, что ей досталось по наследству от папы, кроме фермы, на которой она
    жила.
    -Пап, линия фронта в пятидесяти километрах от твоего дома, — проворчала она, слушая
    неутешительные сводки по радио.
    -В завершение, дорогие радиослушатели, нам остается помолиться вместе о спасении
    Америки. Да хранит нас Господь!
    Энни допила остывший кофе, щелкнула тумблером радио и потянулась, хрустя
    суставами узких покатых плеч, которым завидовали ее подружки.
    -Ты неприлично красивая для твоего положения домашней писаки, — говорили ей
    коллеги из городка Лэйкс.
    -Фррр, — неизменно отвечала она.


    Стук клавиш печатной машинки прервал своим пищаньем ноутбук, печально
    закрытый и спрятанный под шерстяной кофточкой.
    -Да-да, иду, — отозвалась писака и открыла компьютер. По линии видеосвязи вызывал
    Джон Вайс из редакции.
    -Привет, малыш Джонни, — шутливо помахала ему лапкой она.
    -Здорово, пушистик, — так же шутливо ответил парень и пошевелил ушами. У людей
    это получалось не очень здорово, но все-таки получалось. — Это, я собственно, вот по
    какому вопросу. Ты материал про вчерашнее нападение алиенов на блокпост
    доделала?
    -Ага, — кивнула Энни.
    -Босс хочет тиснуть его в сегодняшний номер, а завтра что-нибудь другое поставить.
    Ты как?
    -Давайте. Это все?
    -Да.
    -Тогда я пойду пить кофе.
    -Приятного пития. Энн, будь начеку, — внезапно осунулся Джонни. — В городе сегодня
    ходили солдаты и искали тварей. Даже в редакцию заглянули.
    -Йо-хо-хо, — ответила волчица и выключила линию.


    Через полчаса материал в свежей, пахнущей краской, распечатке был на столе у
    редактора, а Энни выслушивала по телефону довольные речи начальства.
    Примитивный компьютер второго поколения давал довольно сильные помехи по
    аудио, но она не обращала внимания на это.

    Стемнело. Сверчки журчали сквозь открытое окно, свежий ветер шевелил ее темные
    волосы, а луна кидала бледный свет на пачку испечатанной бумаги, которая регулярно
    пополнялась свежими листами из машинки. Энни, что называется, "проперло
    вдохновением", как она сама говорила. Из печатной машинки «Энигма» вылезала уже
    вторая «полсотня» листов новой повести.
    -Класс!, — сказала она, удовлетворенно потирая подушечки лап друг о друга и
    откинувшись на плетеном стуле.
    Снаружи раздался шум мотора. К ферме подъехала машина. Энни укуталась в плащик,
    осторожно отперла стеклянную дверь и высунула носик наружу.
    Старый Эд с соседней фермы стоял напротив двери и светил ей в морду фонарем.
    Энни зажмурилась.
    -Выключи фонарик, Эдди, — попросила она.
    -Слава Богу, все в порядке, соседка, — улыбнулся дедуля. — Лэрри, заводи мотор. Мы
    едем дальше.
    -А что случилось-то? — удивленно проворчала Энни, когда дед взял ее за лапку и
    потащил к желтому хаммеру, освещавшему равнину прожекторами. — Пусти, я не
    одета!
    -Тогда быстро одевайся, бери папино ружье, патроны, документы и в машину!
    -Да что случилось-то, разрази тебя гром?!, — заорала волчица, слегка ощерившись.
    -Маленький Ник на своем сканере засек тварей.
    -За Обороной?
    -Перед фермами, Энни, — серьезно сказал Эд. — Мы взяли оружие.
    Писательница в три прыжка очутилась в доме, выключила свет в прихожей,
    захлопнула компьютер, одним глотком опрокинула в пасть кофе и сильным рывком
    закрыла окно.
    -Так...- Энни бросилась к электрическому счетчику, чтобы не терять времени, и одним
    нажатием обесточила всю ферму. Погас радиоприемник, лампа в спальне и затих
    вентилятор в углу. Она посмотрела на фото отца, сняла со стены пыльное ружье и
    пахнущий кожей патронташ.


    -Я готова, — произнесла молодая писательница, громко передернув цевье ружья. Она
    одела тугие кожаные брюки в стиле дикого Запада, ковбойскую шляпу и высокие
    сапожки на каблуке.
    Эд закрыл за ней тяжелую дверцу джипа и уселся рядом.
    -Вы думаете, это серьезно?,- недоверчиво спросила она, морща носик.
    -Вполне, мисс, — ответил Маленький Ник. — По радио не зря давали предупреждения...
    -Каков наш план?, — коротко спросила волчица.
    -Посетить старых Дюков. Никки за них переживает.
    -Мамаша Дюк мне очень нравится, — беспокойно сказала Энни.- Поехали.
    Лэрри вырулил от фермы полковника на дорогу, шурша тяжелыми колесами по
    пыльной дороге. Энни уронила ружье на сиденье и вцепилась стрижеными коготками в
    рукав деда, ворча на лихую манеру езды внука.
    Хаммер плавно покачивался на упругой подвеске, быстро преодолевая полмили до
    фермы Дюков.
    Никки тяжело дышал, засовывая в револьвер патроны, и тревожно посматривал на
    писательницу.
    -Я так за вас беспокоился, мисс...
    -Не волнуйся, Ник, я могу за себя постоять, — улыбнулась Энни. — Надеюсь... Кстати,
    дедушка Эд, а чем вы собрались гонять тварей?
    -В кузове лежит баррет, а у Ника и Лэрри револьверы.
    За волчицей соседи заезжали не в первый и не в десятый раз. Исправно раз в два-три
    месяца Никки обнаруживал на старом кустарном сканере тварей, сумевших пересечь
    Оборону, звал на помощь дедушку, брата и Энни, и вместе они устраивали ночное
    сафари на заблудших демонов.
    -Смотрите!, — воскликнул Ник, показывая рукой на показавшуюся в свете прожекторов
    джипа ферму Дюков.
    Дверь сеновала была открыта, внутри что-то шевелилось. В доме был потушен свет, а
    одно из нижних окон начисто выбито. Нехорошее предчувствие охватило всех
    четверых.
    Лэрри вцепился руками в руль, выжимая из дизельного двигателя все обороты.
    Хаммер стремительно несся к ферме, быстро спускаясь с темного ночного холма.
    -Мне не нравится все это, — сказал Эд, выскакивая из хаммера и откидывая рогожу. Под
    рогожей Энни увидела длинную громоздкую зеленую винтовку крупного калибра.


    Внутри фермы гулял холодный ветер. Гулко били по окнам отцепленные ставни,
    занавески развевались белыми привидениями. Энни крепко сжимала ружье.
    -Лэрри, ну что?, — спросил Эд внука, вернувшегося из амбара.
    -Пусто. На земле шляпа Дюка-старшего, в которой он был на празднике.
    Две недели назад в Лэйксе состоялся долгожданный фестиваль пива, на котором
    жители окрестных и деревень попировали на славу. Дедушка Дюк явился в
    соломенной шляпе в стиле мексиканских сериалов, которая хорошо запомнилась
    хмельной в тот день писательнице.
    -Ох, не нравится мне..., — начал фразу Эд, но договорить не смог, потому что алиен
    большой черной тенью скользнул со второго этажа и одним махом умертвил соседа.
    Маленький Ник, утром чисто побривший юношеский подбородок, тяжело вскинул
    огромный баррет и проделал в твари дыру размером с голову Энни.
    -ОНИ УБИЛИ ДЕДА! НУ ДЕРЖИТЕСЬ, ЧЕРНОЗАДЫЕ!, — заорал Лэрри и бабахнул в
    окно из револьвера, потому что за окном что-то маячило.
    Энни всхлипнула, взяла когтистой лапой Ника, сажавшего мощные патроны в стену,
    из которой ломились твари, и потащила за собой, опустив ружье дулом к земле.
    -ЛЭРРИ! Ты не вернешь Эда. Отомстим позже, — спокойно сказала маленькая самочка,
    глубоко дыша черным холодным носом. — Все к хаммеру!
    Джип быстро поехал, ведомый слегка дрожащими руками писательницы, унося
    фермеров от места трагедии. Через пятнадцать минут они окольными путями, сзади,
    подъехали к запасным воротам фермы Энни.
    -Мисс, что будем делать?, — спросил Маленький Ник, поставив винтовку сошками на
    крышу джипа и настороженно осматриваясь.
    -То, что велел шериф Эббот. Позвоним ему и получим указания.
    -У меня нет телефона, мисс.
    -Зато у меня дома есть.
    -Мисс Энни, после фермы Дюков я вас на ферму не пущу, — серьезно сказал Маленький
    Ник.
    -А я тебя туда — тем более, — тоном, не вызывающим сомнений в твердости и
    правильности ее решения, заявила Энни.
    -Но мисс Энни.., — поднял руку, желая ее задержать Лэрри, покинувший салон джипа.
    Волчица щелкнула клыками в сантиметре от его руки.
    -Я позвоню в полицию, — твердо сказала она.



    В стенах родной гостиной, где на столе стояла липкая от высохшего кофе кружка и
    висел папин портрет, было непривычно жутковато.
    Энни не верила, что твари могли спрятаться на ферме ее отца, который он при ней
    выстроил по дощечке, по гвоздику, но было все равно страшно.
    Пока в трубке мобильника раздавались длинные гудки, она оперла ружье цевьем на
    телефонную тумбочку, направив в сторону окна. Дверь за ее спиной представляла,
    пожалуй, не меньшую опасность, но оборонять все стороны одна Энни не могла бы
    при всем стремлении.
    Гудки нудно резали шерстяное ухо.
    -Где этот чертов шериф?, — тихо прорычала она, нажимая клавишу «отбой» и гневно
    бросая мобильник на кровать. Внезапно простыня пошла волнами, зашевелилась и
    ферму пронзил тонкий визг.
    Энни повернула на тумбочке ружье и выстрелила по кровати. Визг прекратился, а
    раненая кожистая «шляпа» с зубами...по краям быстро поползла в сторону чулана и
    скрылась в щели под дверью.
    -Проклятье, — прорычала писательница, перезаряжая ружье и выбегая на улицу.
    -Слава небесам, мисс!, — крикнул Маленький Ник, отошедший от тяжелой винтовки.
    -ФЕРМА ЗАРАЖЕНА!, — резко ответила Энни. — В машину и к Лэйкс-роуд 11.
    -Но мисс, вы считаете, нам стоит ехать в Эвакуационный центр?
    -Шериф не отвечает. Скорее всего, твари в Лэйксе. Я боюсь представить, что стало с
    полицией... Боже, где солдаты?
    Лэрри молча повернул ключ зажигания. Мощный мотор лениво почаквал и заглох.
    -Это что еще такое?, — ощерилась Энни. — Твою мать, сусел ты желтый, заводись!, — со
    всей дури влепила она ногой по обивке салона. Джип немедленно завелся.



    Около темного низкого сарая, около которого стояло множество брошенных
    автомобилей, не было видно ни одной живой души. Машины отбрасывали резкие тени
    в совмещенном свете полной Луны и фонарей хаммера.
    -Мы должны будем бросить дедушкину машину?, — осоловело спросил Лэрри, утирая
    слезы.
    -Забудьте о том что было, — тяжело вздохнула писательница, глядя на Луну и плача. —
    Дом, который мой папа построил своими руками и оставил мне по наследству, как
    единственную память, захвачен какими-то тварями...
    -Они дедушку убили, — грустно прошептал Маленький Ник, держа на опущенных руках
    зеленый баррет.
    -Пойдемте, парни, — мрачно сказала Энни, снимая с плеча ружье. — Я не удивлюсь, если
    в Туннелях Эвакуации поселились алиены. Мне уже все равно...
    Дверь, распахнутая пинком Лэрри, встретила новоявленных бездомных сталкеров-
    бродяг мрачной тишиной и лестницей, уходящей под землю.
    -Никки, закрой за нами дверь, — попросила волчица.
    Юноша поставил тяжеленную винтовку ростом с него самого, опер ее дулом о стену и
    повернул задвижку двери.
    К новым дорогам идем мы вдаль
    Забота и тревога — вот невидаль!
    Мы много стерпели, мы много прошли,
    Но сталкера счастья мы так не нашли,
    - тихо пела Энни, заглушая своим бархатным голоском шаги по бетонному полу
    темного Туннеля.
    Маленький Ник чиркнул массивной нашлепкой на дуле баррета об стену, посыпались
    желтые искры. Лэрри душили слезы, он издавал квакающие звуки горлом, время от
    времени пытаясь что-то сказать.


    На перевалочной базе в хорошо укрепленном форте Нокс было очень душно. Народ
    буквально сжимал Энни с ее маленьким дорожным мешком плечами.
    -Не толкайся, урод!, — не выдержала она, когда ей в пятый раз за минуту наступил на
    лапу в том же сапожке, в каком она покинула ферму ночью, толстый волчище с
    большой сумкой.
    Толстяк пропал, словно его и не было, растворился в пестрой толпе, как таблетка
    аспирина в стакане с соком. Осталась острая нудная боль в отдавленных пальцах,
    противно перекатывавшаяся от когтя к подушечке.
    -Вот урод, — прошипела она, стоя на одной ноге. — Эх...
    Маленький Ник с братом плакали, прощаясь с ней. За то время, пока юноши росли,
    тетя Энни стала им, как родная. Но мужчина из распределительного отдела выдал им
    путевые листы в один из северных штатов, на границе с Канадой, а Энни лист в
    Европу.
    -А поближе нельзя было?, — прорычала она, рассматривая графу "пункт прибытия
    эвакуированного(ой)".
    -Мест нет, — равнодушно ответил мужчина. — Следующий.


    Через час она нашла каким-то чудом не занятый колченогий стул у колонны
    импровизированного зала ожидания, под который отвели старый склад боеприпасов.
    Далеко слева возвышалась стена из ящиков и контейнеров, а сверху сидели два солдата
    без оружия и корчили беженцам рожи.
    Болтавшийся в высоте рупор радиоприемника, настойчиво бубнивший скучные
    песенки, немного оживился. Начались новости.
    -Последствия трех ядерных взрывов, произошедших в штате Калифорния неделю
    назад, продолжают ухудшаться. Сегодня измерения проб воздуха в Нью-Йорке
    показали повышенный радиоактивный фон. Между тем, эвакуация жителей из
    зараженных районов продолжается. Говорит выдающийся полководец, командир 133-й
    дивизии морской пехоты ВС Соединенных Штатов Америки.
    -Ситуация близка к критической, уважаемые сограждане. Силами Второй и Третьей
    армий нам удалось предотвратить дальнейший прорыв сил противника вглубь
    территории страны, но линия Обороны была прорвана в центральной ее части и затем
    разгромлены. По предварительным оценкам специалистов, потери составляют до
    полутора миллионов солдат и офицеров. Из-за невыясненных пока причин,
    автоматическая система обороны не справилась с очередной атакой тварей. Опять же,
    по невыясненным причинам, операторы не оказали вовремя надобной огневой
    поддержки солдатам второй линии. В результате мы были вынуждены сбросить на
    район прорыва тактическую ядерную бомбу, но произошла трагическая ошибка и
    пилот сбросил все три заряда...

    Энни слушала фронтовую сводку молча, словно погруженная в аквариум. Вокруг
    ходили люди, Псы, но ей было все равно. Она словно нашла какую-то невидимую
    окружающим точку на противоположной стене и непрерывно смотрела на нее сквозь
    толпу. Ей было хорошо — пока она была еще на Родине, хоть и потеряла отчий дом и
    все, что копила долгие годы жизни.
    -Пап, они хотят выгнать меня из страны..., — наконец тихо сказала она, вспоминая отца.
    Картинка вышла расплывчатой и неясной, потому что прошло много-много лет с тех
    пор, как маленькая Энни МакУильямс провожала папу на его последнее задание...



    На широкой бетонной площадке, подобной десятку других поблизости, тусовались
    пассажиры, ожидая своих поездов ТрансАтлантической компании.
    Темную кудрявую прическу Энни шевелил сильный промозглый ветер. Полчаса назад
    немного покапало с неба, и теперь повсюду сифонило радиацией. Солдат с оранжевым
    сканером-дозиметром бегал туда-сюда, грустно качая головой — от перрона и
    пассажиров сквозило гамма-лучами.
    Небо в любой другой осенний день должно было быть серовато-синим в столь ранний
    час, когда солнце то скрывается за легкой дымкой, то просвечивает ее насквозь.
    Сегодня оно было фиолетовым от радиоактивной пыли, которую надуло со стороны
    Калифорнии.
    Паренек поставил сумку на перрон, достал баскетбольный мяч и стал с улыбкой
    стучать им об какую-то разделительную высоченную стенку из кирпича.
    Энни смотрела на него и завидовала. Похоже, пареньку было наплевать на эвакуацию
    - он сохранял бодрость духа и рассудительность, которую потеряла писательница.
    Утром она едва не застрелила из своего ружья полицейского, который слишком
    раздраженным тоном попросил ее путевой лист.
    -Отвали, козел!, — резко огрызнулась не спавшая всю ночь и жутко голодная волчица.
    Полицейский схватился за кобуру, а Энни быстро приставила к его животу дуло
    дробовика. Конфликт был улажен после долгих уговоров сердобольным лейтенантом
    из морской пехоты, который командовал конвоем, ведшим бунтарку в участок. Энни
    сделали предупреждение и отпустили. Ее поезд прибывал через полчаса.
    На перроне капли дождя высохли, и показалась противная фиолетовая пыль. Теперь
    Энни в Европе, на базе для беженцев, должны были вымыть и вычесать по шерстинке,
    а потом накормить таблетками от облучения.
    На скамеечке, которая обдавала джинсы мисс МакУильямс приятным древесным
    теплом, тоже проступила калифорнийская пыль. Она поспешила вскочить и отряхнуть
    хвост.
    Надо было как-то скоротать время до эвакуации. С родными местами попрощаться
    было нельзя, а тянуть время и плакать, глядя на родные радиоактивные пихты, как
    бабушка и дедушка около нее, она совершенно не хотела. Энни подошла к пареньку.
    Мячик громко и мерно стукался об стенку -"плюмп-плюмп-плюмп".
    -Как тебя зовут?, — спросила она, опираясь ладонью на бедро.
    Парень от неожиданности подпрыгнул, полностью поглощенный игрой с мячом, но
    поймал своего круглого друга.
    -Алекс, — усмехнулся парень. У него были светлые-светлые кудряшки и прямой
    греческий нос. — А вы кто, леди?
    Энни не ответила, смотря на мяч. Такие в изобилии лежали у Маленького Ника в
    сарае, а Лэрри любил побросать ими в волчицу, когда она приезжала погостить на
    ферму Эда.
    -Ээй, леди?, — еще шире улыбнулся парень.
    -Можно мне твой мяч?, — тихо спросила Энни, ставя небольшой серый мешок на
    перрон.
    -Конечно, — пожал плечами юноша. Слабый ветер трепал оранжевую майку фаната
    Национальной Хоккейной Сборной.
    Она медленно вращала мяч изящными серыми лапами, любуясь на темный узор по
    оранжевому фону.
    -Что, нравится?, — засмеялся парень.
    -Угу, — кивнула Энни.
    -Возьми на память. Мой поезд будет через две минуты, а внутри играть негде, да и в
    Европе, скорее всего, отнимут, — сказал Алекс.
    -Спасибо. Удачи тебе, — подняла усталую морду она.
    -И тебе, леди. Пока!, — махнул рукой он, подхватил сумку и направился к краю
    перрона. Вдали под толстой серебристой дугой рельса показался массивный
    монорельсовый состав.
    Энни отвернулась, закрыла глаза, пристроила ружье за спиной поудобнее, чтобы
    приклад не бил по уху, и задумалась.



    В тот день, когда дед Эд приехал на ферму на громадном драном джипе, светило
    яркое золотое солнце и дул теплый мощный ветер, словно за холмами работал
    вентилятор.
    Никки выбежал первый и от удивления разинул рот.
    -Дед, ты что такое купил?
    -Хаммер РМ5, внучек!, — с гордостью ответил Эд, заглушил мотор и вылез из душной
    кабины. — Вот какая славная у нас будет машина!
    Маленький Ник обошел вокруг машины, почесывая мальчишеский затылок.
    -Вот это да, дед! Круто!
    -Конечно круто, внук! Еще круче будет когда узнаешь, почем я его купил, — оскалил Эд
    оставшиеся зубы.
    -Почем?, — тут же выпалил Ник.
    -Пятьсот баксов, — гордо произнес дед.



    ИЛЛЮСТРАЦИИ К ПРОИЗВЕДЕНИЯМ ИВАНА БЕЛОВА

    ФОТОАЛЬБОМ ИВАНА БЕЛОВА



    ИВАН БЕЛОВ ПОХОРОНЕН НА КЛАДБИЩЕ РАКИТКИ



  • Наши баннеры
  • Напишите нам!
  • © 2007-2008. Все права защищены. Разработка: студия "WEB-техника".